Рискованные сексуальные практики у современной молодёжи в Чувашии (2010)

Понятие «сексуальное здоровье», по определению ВОЗ, включает в себя: взаимодействие соматических, эмоциональных, интеллектуальных и социальных факторов сексуальной сути человека, благодаря которому его внутренний мир становится богаче, а его личные качества, способности к общению и выражению любви проявляются с новой силой. Таким образом, под сексуальным здоровьем подразумевается позитивное отношение к проявлению сексуальности, причем цель охраны сексуального здоровья должна состоять в создании благоприятных условий для жизни и межличностного общения, а не сводиться лишь к проблемам консультирования и лечения по поводу ИППП или воспроизводства потомства [2].
Сексуальность человека и взаимоотношения мужчин и женщин тесно связаны друг с другом и оказывают совокупное воздействие на способность мужчин и женщин обеспечивать и поддерживать сексуальное здоровье и регулировать свое репродуктивное поведение. Равноправные отношения между мужчинами и женщинами в вопросах половой жизни и репродуктивного поведения, включая полное уважение физической неприкосновенности человека, требуют взаимного уважения и готовности принять на себя ответственность за последствия полового поведения. Ответственное отношение к половому поведению, чуткость и равенство во взаимоотношениях мужчин и женщин, особенно если они заложены в годы становления личности, способствуют развитию уважительных и гармоничных партнерских отношений между мужчинами и женщинами [2].

Общая численность населения России составляет 142 млн. человек, где молодое поколение от 10 до 19 лет образует восьмую часть населения страны, а в мире эта категория насчитывает шестую часть – 1 млрд. человек населения планеты. Всё это большая сила, способная выполнить глубокие позитивные изменения на земле, но для реализации этой задачи молодым необходимо содействие со стороны их семей, общества и государства [3].

Репродуктивное и сексуальное здоровье молодого поколения являются современным приоритетом для национальной политики Чувашской Республики, направленной на сохранение репродуктивного потенциала, формированием ответственного сексуального поведения и зрелого родительства у молодежи.
В Чувашии количество женщин фертильного возраста составляет 360 658 человек (52,3% от женского населения республики, 2008 год). Девочки от 0 до 18 лет составляют 17,8% в структуре женского населения, девочки – подростки 15-19 лет 7,7% в структуре женщин фертильного возраста. На протяжении пяти лет (приводятся данные в сравнении 2004 года с 2008 годом) несмотря на снижение числа абортов с 53,3 до 39 (количество абортов на 1000 женщин) в группе женщин фертильного возраста, произошло увеличение числа абортов с 22,2 до 24,8 (аборты на 1000 девушек) в группе девушек 15-19 лет. Анализ работы кабинетов детских гинекологов выявил повышающуюся с каждым годом обращаемость и значительную заболеваемость. Особенно это касается группы подростков, так как их обращения составляют 51% от всех обращений и у них выявлена заболеваемость 43,3% [1].

Данные факты послужили основанием для проведения психологической службой АПО ГУЗ «ППЦ» исследования, проходившего в январе – мае 2008 года. Основными целями исследования стали: изучение особенностей сексуальной активности и уровня распространения рискованного сексуального поведения молодежи. В анкетировании приняли участие 200 человек обоего пола, учащиеся общеобразовательных и про¬фессиональных учебных заведений города Чебоксары. Возрастной интервал: от 14 до 20 лет. Сбор данных проводился методом анонимного анкетирования по специально разработан¬ным анкетам с участием гинекологов. Материалы обрабатывались с использованием программы Microsoft Excel.

При анализе ответов респондентов, относительно их реального возраста сексуальной инициации с теоретически допустимым, прослеживается четкая граница гендерного отличия. Так, по мнению юношей, начало сексуального дебюта юношей должно происходить в 16 лет, а у девушек ближе к 17 годам. По соображениям девушек – первый сексуальный опыт у юношей может свершиться в 17 лет, у девушек – в 18 лет. Реальный возраст сексуального дебютирования для юношей – в 15 лет, для девушек – в 16 лет. Количество респондентов, имеющих сексуальный опыт на момент опроса: 76% юношей и 24% девушек. На сегодняшний день регулярной половой жизнью живут 47% юношей и 20% девушек. Таким образом, мужская сексуальная инициация явилась ситуативной для двух третьих дебютировавших юношей, а для девушек первый половой опыт стал началом регулярной сексуальной жизни.
Первой сексуальной партнершей для 39% юношей была подруга, а для 82% девушек партнер – друг; 38% юношей и 7% девушек имели первый секс с человеком, которого они хорошо знали; в половые отношения с малознакомыми людьми вступили 14% юношей и 4% девушек; на момент сексуальной инициации совершенно незнакомы с первым партнером были 7% юношей и 7% девушек; для 2% юношей сексуальный дебют состоялся с родственником. Следовательно, юноши и девушки предпочли иметь в качестве первого сексуального партнера близкого или знакомого человека. Однако четвертая часть юношей и восьмая часть девушек имели сексуальную инициацию с малознакомыми и незнакомыми людьми.

Возраст первого полового партнера у юношей и девушек имеет существенные различия. Было установлено, что 15-летние юноши вступали в сексуальные связи с ровесницами и женщинами 18-20 лет (40% в каждой группе), а 16-летние девушки предпочитали первых секс-партнеров возраста 19-20лет (79%). Половина сексуально инициированных юношей, будучи несовершеннолетними, имела первый сексуальный опыт с женщинами старше себя и в последующем (с 18 лет) вступала в отношения с несовершеннолетними девушками (15-17 лет), итак, инициатором сексуальной искушенности ряда юношей явились зрелые женщины.

Обстоятельства, при которых был совершен половой дебют сексуально активной молодежи, следующие: присутствовали положительные чувства к партнеру у 46% юношей и 70% девушек; любопытство было характерно для 22% юношей и 10% девушек; «неудобно было отказать человеку» – причина первых половых отношений для 15% юношей и 3% девушек (в ответах наблюдается бессознательное принятие принуждения в процессе сексуальной инициации); существование принуждения к вступлению в секс-дебют обозначили 4% юношей и 14% девушек; под воздействием алкоголя вступили в сексуальные отношения 7% юношей и 3% девушек; 6% юношей боялись отказаться от отношений из-за страхов различного происхождения («не отстать от приятелей», «страх потерять отношения с человеком»).

Ретроспективная оценка собственного полового дебюта сексуальноактивной молодежью показала, что, испытывали раскаяние вступив в данный тип отношений только 7% юношей и 4% девушек, были безразличны к первому сексуальному опыту 22% юношей и 4% девушек, не жалели о приобретенном опыте 45,5% юношей и 18% девушек.

Гендерные различия поведенческого характера ярко проявились при анализе суждений молодежи, касающихся возможности сексуальных контактов с использованием/отсутствием средств контрацепции. Так, полностью от любого сексуального контакта откажутся 47% юношей и 76% девушек, а отвергнут секс без предохранения 72% юношей и 94% девушек. После употребления алкоголя допускают для себя возможность защищенного полового акта 22% юношей и 13% девушек. В состоянии алкогольного опьянения без защиты лишь 13% юношей согласятся на сексуальную близость, а девушки полностью отвергают такой секс. Половой контакт с ВИЧ-инфицированным, с использованием средств контрацепции, возможен для 13% юношей и 1% девушек. В отсутствии защиты на такой эксперимент пойдут лишь 6% юношей, а девушки откажутся полностью. Допускают для себя возможность сексуальных отношений с однополым половым партнером независимо от наличия или отсутствия средств контрацепции 7% юношей. С половой партнершей, используя контрацепцию, допускают сексуальный контакт 9% девушек и 3% девушек в отсутствии защиты. Для 5,5% юношей приемлем защищенный платный секс, а платный незащищенный половой контакт допустим для 1,5% девушек. В групповую сексуальную связь могут позволить себе вступить 5,5% юношей и 1% девушек (при защищенном акте), а 2% юношей и 1,5% девушек (в отсутствии предохранения).

Относительно проблемы беременности в подростковом возрасте мнение юношей и девушек неоднозначно. На наш взгляд, общая мужская позиция представлена более либерально, нежели женская. Так, отсутствие интереса к данной теме выразили 11% юношей и 1% девушек, порицают ювенальные беременности 25,5% юношей и 26% девушек, сочли, что «это личное дело каждого» 54,% юношей и 71% девушек, о том, что «дети – это всегда хорошо» думают 9% юношей и 2% девушек.
Если рассматривать частную ситуацию, женская позиция проявлена более контрастно, т.к. ситуация вызывает личные опасения и переживания, которым могут подвергнуться сами отвечающие респондентки. Будут отговаривать свою подругу, намеревающуюся сделать аборт, 31% юношей и такое же количество девушек, предложат материальную и моральную помощь 18% юношей и 26% девушек, проявят равнодушие к ситуации 13% юношей и 19% девушек, сочтут аборт фактом убийства человека 9% юношей и 7% девушек, не задумывались над тем, как поступят в данной ситуации 29% юношей и 17% девушек.

В анкете респондентам предлагалось сравнить влияние ювенального секса на здоровье будущих детей. В соответствии с заключениями молодежи, раннее начало сексуальной жизни мужчины не будет влиять на здоровье его будущих детей, так считают 65% юношей и 72% девушек. Однако 61% юношей и 62% девушек считают, что здоровье будущих детей женщины напрямую зависит от того, как рано она начала жить половой жизнью.
Итак, анализ особенностей сексуальноактивных проявлений у современных подростков и молодежи позволил определить, что несовершеннолетние подростки начинают рано сексуально дебютировать, выбирают для себя первого сексуального партнера старше по возрасту, у части девушек наблюдаются половые отношения принудительного характера, юноши подвергаются инцесту со стороны родственников, подростками манипулируют сексуальные партнеры, в суждениях и поступках молодёжи присутствует сексуальная и личностная незрелость.

Гендерные различия сексуальной активности у молодежи выражаются: в проявлениях и развитии, с помощью половых отношений, индивидуальных жизненных сценариев; декларации идеального и собственного реального возраста сексуального дебюта; условий первого коитуса и последующих регулярных половых контактов; в избирательности возраста первых половых партнеров; в потенциальных сексуальных контактах с использованием или отсутствием средств контрацепции; во мнениях относительно ювенальных беременностей. Гендерное сходство во взглядах обнаружилось на проблему здоровья детей при ранней сексуальной искушённости будущих родителей.
Следовательно, рискованные сексуальные практики присутствуют, как приемлемая норма поведения, в подростковой и молодежной среде.

Литература:
1. Дерипаско Т.В., Самойлова А.В., Мардоян М.А. Состояние специализированной гинекологической помощи детям и подросткам в Чувашской Республике // Репродуктивное здоровье детей и подростков. – 2007. – № 4. – С. 12-18.
2. МКНР. Глава VII. Репродуктивные права и репродуктивное здоровье [Электронный ресурс]. ЮНФПА в Беларуси 17.03.2009, Режим доступа: http:// www.un.by, свободный.
3. Государственный комитет России по статистике [Электронный ресурс] / Раздел VIII. Демография. Режим доступа: http:// www.gks.ru, свободный

Ваш комментарий

Вы можете оставить свой комментарий